Наш город Дети74

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Тема АлискаНаша игровая создавалась совершенно удивительным образом с помощью сказочных волшебников. Вот и сказка появилась у нашего города...

Фотографии с открытия игровой и 4-х летия сайта Дети74 подарила Екатерина Галкина

игроваяВ одной далекой-предалекой стране жил-был старый-престарый город. Ты сейчас, конечно, скажешь, что про город не говорят «жил-был». Разве город живет? Разве он умеет так быстро бегать, так громко петь, так сладко спать, как ты? Разве город – не просто огромная куча домов и запутанных улиц? Конечно, если посмотреть вокруг быстро и невнимательно, то может показаться – города не живут, а скучно стоят на одном месте, пока по ним бегают люди и машины. Многие взрослые и вправду уверены, что все так и есть. Они просто все время торопятся и не успевают заметить самые важные вещи. Но мы-то с тобой знаем, как разглядеть чудеса.
Нужно просто залезть на подоконник, сделать из кулачков волшебный бинокль (если не знаешь как, попроси маму помочь, она умеет) и внима-а-ательно посмотреть на улицу. Вот город просыпается – моргает окнами домов, греет спинки дорог под утренним солнышком, сладко зевает заводским гудком и умывается водой поливальных машин. А вот город занят важными полуденными делами – серьезно кивают деревья, кусты шелестят исключительно важно, и даже улицы, кажется, становятся прямее и строже. А вот усталый, запыленный от дневной беготни город облегченно вздыхает выхлопами машин, зажигает вечерние лампы своих фонарей и сонно моргает желтыми огнями светофоров.
Конечно, все города разные. Одни живут на побережье, пахнут солью и дальними странами, знают тысячи рассказов про невиданные острова и больше всего любят смотреть, как возвращаются домой крылатые корабли. Другие выросли возле шахт и заводов – у них большие сильные улицы и мосты, они рано просыпаются и с радостью берутся за работу, а вечером любуются в зеркало реки тяжеловесной красотой своего камня и чугуна.
Город, про который будет наш рассказ, был совсем из другого теста (это просто так говорят «из теста», на самом-то деле, он, конечно, был из камней и бетона). Это был совсем уже немолодой город. Никто толком не помнил, когда он появился. Ну, по крайней мере, он-то сам точно не помнил и все время называл разные даты. Одно он помнил точно – что стоит здесь уже давным-давно. Шли годы, века, менялись люди, машины, потихоньку менялись и дома. Вообще жители города не слишком-то любили сносить старые дома, но что поделать – дома тоже стареют, и вылечить их от старости не так-то просто.

Никитоська   Алена и Вероничка
Особенно если потерялись хозяева. Когда жильцы и посетители из домов разъезжаются, дому сразу становится неуютно. Конечно, дома любят побурчать, что люди только и умеют, что топотать по лестницам и сверлить в стенах дырки. Но когда настает блаженная тишина, то становится как-то не по себе. Дому приходится помаленьку учиться самому разговаривать, двигать половицами и немножко крышей.
Надо сказать, что в Старом-престаром городе таких домов было целых четыре. И все они жили по соседству, на улочке Забытых Времен. Раньше улица называлась как-то по-другому, но как? И когда? Никто уже не помнил, поэтому улицу так и переназвали – улица Забытых Времен. Взрослые туда не заходили – зачем? Ведь там не было не Магазинов, ни Банков, на даже Местных-Достопримечательностей (никто толком не знает что это, но даже их на улице Забытых Времен не было). Зато на улице любили играть дети.
Особенно Баська, Тём и Иска. Они были хорошими друзьями и почти никогда не дрались, только иногда – когда Иска вредничала, но это не считается, потому что она была девчонка, а значит немножко вредина. Вообще-то Иска была ничего – не задавака и не плакса, прыгала и лазила по развалинам получше иных мальчишек. Ну, по крайней мере, точно лучше, чем Баська. У Баськи характер был какой-то непрыгательно-нелазательный. Зато Баська кучу всего знал и умел придумывать смешные сказки про все на свете. Не Иска, ни даже Тём так придумывать не умели, хотя Тём, между прочим, был старше Баськи с Иской на целых два года. Поэтому почти все умел делать получше мелкоты. Впрочем, характер у Тёма был благородный, поэтому он своим старшинством редко хвастался. В основном, про старшинство вспоминалось тогда, когда надо было утешать младшую сестренку Иску, ревущую из-за пустяка, или когда хоть и не братишку, но тоже младшего, Баську приходилось вытягивать из какого-нибудь очередного пролома в стене. А в проломах, трещинах и лесенках Баська застревал частенько – его почему-то притягивали старые дома.
Баська уверял, что дома на улице Забытых Времен – живые. И если прислушаться, можно услышать, как они тихонько разговаривают и даже поют. А если приглядеться, то можно заметить, что каждый день дома стоят немножко не так, как накануне. Иска с Тёмом, как ни вглядывались и ни вслушивались, никаких особо чудесных свойств за домами не замечали. Дома как дома. Ну смешные, непохожие на новенькие дома на их с Баськой улице. Ну пустые, а значит можно стучать мячиком об стенку и играть в них в дворцы и подземелья. Ну, уютные – в этих домах было очень вкусно пить сок и есть пирожки, взятые из дома. А все остальное – Баськины фантазии, которых у него в голове на целый волшебный город с золотыми единорогами хватит, а не то, что на живые дома.

    

Баська на друзей не обижался, а с домами все-таки иногда разговаривал – рассказывал им городские новости, немножко про себя, про Тёма с Иской, про книжки и еще немножко всякой ерунды, которая просто в голову лезла.
Но вот друзья убегали по домам, и на улицу Забытых Времен спускалась ночь. И вот тогда… Тогда дома начинали разговаривать не еле слышным шепотом, как днем, а в полный голос.
Откашливался самый старый из домов – Сэр Фиолет. Когда-то в нем жил вышедший на пенсию морской капитан, он раскрасил свой дом в цвет штормового моря, может, поэтому у дома был не самый простой характер. А, может, потому, что однажды капитан, любивший свой домик и придумавший ему прозвище «Сэр Фиолет», собрал вещи и переехал к дочери в город побольше. А дом ведь не соберешь и не увезешь с собой. Вот и остался Сэр Фиолет на своей улице. Иногда он рассказывал истории про моря и дальние страны. И хотя сам он там никогда не бывал, но другие дома слушали его, слегка приоткрыв от удивления окна.

    

Слушал его и желтый домик по имени Солнышко. Солнышко не очень-то понимал в морях и океанах, но интересные истории любил. Когда-то в нем жила семья – мама, папа, две дочки и три кошки. И когда папа по вечерам читал дочкам сказки, Солнышко слушал с удовольствием. Еще ему нравилось, когда по утрам начинало пахнуть булочками с корицей, а сверху раздавался топот босых детских ног. И когда днем мама поливала свои клумбы под его окнами. Ему вообще все нравилось, он никогда не прищемлял своим жильцам пальцы, не втыкал заноз и уворачивал углы от неминуемого столкновения с детскими лбами. Может быть, за это в семье его любили и звали Солнышком. И когда жильцам пришлось уезжать (семья планировала расшириться на одного ребенка и пару кошек, и места в доме становилось маловато), то девочки плакали, мама все время грустно оглядывалась и даже папа, кажется, был не совсем доволен. Конечно, девочки иногда прибегали проведать свой старый домик, но время шло, девочки росли, и вот уже давным-давно никто не заходил в гости к домику со смешным именем Солнышко. Но Солнышко не унывал – радовался и тому, что есть: летним душистым вечерам, детям и кошкам, иногда забегающим на улицу, и рассказам своих соседей.
Рассказы Сэра Фиолета были хороши, но интересно было слушать и еще одного соседа Солнышка по улице – Клеточкина. Только упросить Клеточкина на рассказ было не легче, чем Сэра Фиолета. Клеточкин постоянно витал в облаках. Не по-настоящему, конечно, витал – просто частенько мечтал и в мыслях уносился далеко-далеко, так что не сразу дозовешься. Когда-то в Клеточкине жили три друга – художник, музыкант и писатель. Они все трое были немножко рассеянные, но очень талантливые. Если хорошенько попросить Клеточкина, то он пел песни, которые придумывал музыкант, и рассказывал сказки, которые сочинял писатель. Только вот нарисовать картины он не мог, ведь у домов нет рук, чтобы держать кисточки. Но, наверное, и картины были хорошие, потому что не могли быть плохими картины друга придумщиков таких хороших песен и сказок. Друзья раскрасили свой дом в зелено-красную веселую клетку, жили дверями и душами нараспашку, а в один не очень-то прекрасный для Клеточкина день вдруг исчезли. Клеточкин уверял, что друзья просто ушли гулять по Заоблачным далям, выставив в окошко волшебную лесенку. Но, честно говоря, Клеточкин сам порядочный сказочник. Только не такой веселый, как тот, который когда-то жил в нем.
Зато веселья хватает у четвертого дома на улице – маленького красного Гульки. Он и вправду очень маленький – его проектировал молодой архитектор и что-то напутал в расчетах. Вот и получился Гулька – слишком маленький, чтобы в нем жить, и слишком большой, чтобы его не заметить. Когда дом был построен, его пришла проверять Специальная Комиссия (это такие дяденьки и тетеньки, которые смотрят, хорошо ли построен дом), и Самый главный дяденька воскликнул при виде малютки-дома «Да он же с гулькин нос!». Гульке так это понравилось, что он решил назваться Гулькой. Молодого архитектора немного поругали за ошибку, а дом решили не сносить, а что-нибудь придумать. Только почему-то ничего не придумалось, и так и стоял Гулька пустой. Никто в Гульке не жил, поэтому в людях и человеческих делах он не очень разбирался. Вообще-то Гулька не скучал - слушал старших домов, пел вместе с Клеточкиным песни загулявшего в Заоблачье музыканта и часто смеялся просто так, без всяких причин, потому что он был ведь еще совсем маленький домик, можно сказать ребенок.

   

Сегодня дома были немного взволнованы. Баська рассказал им, что у города появился новый бургомистр, и он пообещал в ближайшее время «изменить лицо города». Хотя Баська был очень умный, но даже он не понял, что это значит и как можно кому-нибудь «изменить лицо». Вот, к примеру, он – Баська – сколько не пытался сделать свой нос попрямее на манер индейца, у него совсем ничего не получилось. Дома тоже не очень-то поняли, в чем тут дело и зачем такому симпатичному мальчику, как Баська, менять себе нос, но заволновались.
- Ох , грядут перемены. Не к добру, не к добру, - заворчал Сэр Фиолет.
- Перемены! Обновление! Ах! – непонятно воскликнул Клеточкин и опять куда-то унесся мыслями, поэтому другие дома так и не смогли получить объяснения, что все это значило.
Гулька непонимающе посмотрел на Солнышко:
- А что плохого в переменах?
- Для людей, наверно, ничего плохого в них и нет. – Задумался Солнышко. – А вот для старых домов на заброшенной улице… Найдется ли нам место в этом новом городе? Ведь в новом городе, наверно, должны быть новые дома, а не старые развалюхи.
- Какие ж мы развалюхи?! – Гулька засмеялся и подпрыгнул.
Старик Фиолет тут же недовольно на него покосился:
- В мое время приличные дома не прыгали как бешеные козы. Каждый стоял на своем месте, поэтому был порядок.
- Ну, дедушка, не ворчи, ты же на самом деле не сердишься. – Лукаво улыбнулся Гулька, и Сэр Фиолет от удивления пыхнул остатками сажи из трубы и замолчал.
- Что нам остается? – грустно вздохнул Солнышко. – Я теперь тоже иногда прогуливаюсь до своей ограды. Хоть немножко движения, а то совсем паутиной зарастешь…
Дома грустно завздыхали. Настроения рассказывать истории сегодня ни у кого не было, поэтому все печально устроились спать.

На следующее утро Баська с Тёмом и

Иской чуть свет неслись на улицу Забытых Времен.
А все началось с того, что баськин папа забыл на столе газету, а Баська прочитал в ней на первой странице вот что:
ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!
Новый бургомистр сразу берется за дело!
На месте старой улицы Забытых Времен скоро появится прекрасный парк с качелями и каруселями!
Строители вот-вот приступят к расчистке!

   Алиска   

- Ой-ой, – сказал Баська, бросил газету и стремглав побежал к Иске и Тёму. Те сразу поняли, какое это важное известие (хотя Иска немного канючила, что не успела доесть ягоды из утреннего компота, но совсем чуть-чуть) и направились на улицу Забытых времен.
Всем было жаль старые домики. Правда Иска с Тёмом не очень-то понимали, что они могут сделать. Дома-то хоть и небольшие, но ведь не игрушечные – не возьмешь в руки и не перетащишь в соседний лес. Оставалось только поверить в баськины россказни про живые дома. Может, и правда в них что-то было. Ведь замечали Тём с Иской, что у домов есть свои характеры, и даже настроение в разные дни у них было непохоже.
Ребята выбежали на середину улицы. Баська огляделся по сторонам и громко сказал, чтобы было слышно всем домам:
- Вас хотят снести. Поговорите с нами! Вам нельзя больше прятаться. Помогите нам, пожалуйста!
Но дома молчали. Кажется, у красного малыша-домики от испуга округлились окна. А, может, показалось?
- Поговорите с нами! – упрямо повторил Баська. – Надо придумать способ вас спасти!
Дома молчали. Тём с Иской расстроено посмотрели друг на друга – все-таки Баська это придумал. А они-то поверили…
- Баська, пойдем. – Тём тронул Баську за плечо. Тот грустно обернулся:
- Тём, ну они же живые! Я же вижу!
- Может, и живые, но разговаривать с нами они не хотят.
Иска подозрительно кусала губы, да и мальчишкам, честно говоря, хотелось реветь от расстройства. Друзья, съежившееся, как мокрые воробьи, двинулись в сторону города.
- Подождите, дети… - вдруг гулко раздалось в воздухе.
Баська, Тём и Иска медленно повернулись.
- Это кто? – сердито спросил Тём. Он был самый старший, а потому самый недоверчивый.
- Меня зовут Солнышко. Я - желтый дом, возле которого ты стоишь.
- Ура!!! – запрыгали от радости Иска с Баськой.
- Солнышко, вы слышали, что сказал Баська? – воспитательным голосом произнесла Иска. Когда ты в семье младшая, приходится вырабатывать такой голос, чтоб хоть иногда повоспитывать других. – Вас хотят снести! А тут сделать парк с качелями и каруселями, - тут Иска немного сбилась, потому что карусели и, особенно, качели она очень любила. И хотя улицу Забытых времен ей было жалко, но новый парк, вообще говоря, совсем неплохая штука.
- Ах, слышали! Ах, как же снести! Это же невозможно! Какое горе! Мы пропали! – из соседнего зеленого в клеточку домика раздался поставленный, но прерывистый от волнения голос.
- Нас нельзя сносить! – испуганно загалдел красный маленький Гулька. – Как же нас сносить? Мы еще совсем целые, нисколько не разломанные дома! Сносят ведь только совсем разрушенные!
- Прекратите базар. – крякнул приземистый фиолетовый дом. – Мальчик говорил что-то про то, чтобы нас спасти. Как же ты хочешь это сделать?
Баська оробел. Одно дело верить в живые дома, другое – разговаривать с ними и давать советы.
- Вы знаете, я заметил, что каждый день вы стоите немножко по-другому. И немножко в разных местах…
- Какой наблюдательный мальчик! – восторженно воскликнул Клеточкин. – Наверное, ты художник?
- Нннет, - замялся Баська, который умел рисовать только акулу и акулу в полосочку. – И вообще мы сейчас не про то! А про ваше спасение. Так вот, раз вы можете двигаться, то, наверно, сможете уйти отсюда. Недалеко – рядом с городом есть большое озеро, возле него вы могли бы расположиться. Там вас никто не тронет.
- Глупости! – заворчал Сэр Фиолет. – Я вовсе не желаю никуда ходить. Как вы себе это представляете – дом, который ищет себе новое место жительство? Позор, да и только. Неужели нет другого выхода? Вы можете позвать сюда этого вашего градоначальника, чтобы мы ему объяснили, что нас нельзя сносить.
- Нам к нему не пробиться, - расстроился Баська.
- Да и не станет он нас слушать, - добавила Иска.
Тём, как самый искушенный во взрослых делах, добавил:
- У них уже наверняка есть Проект. Или Клиенты. Или Смета.
- И вообще взрослые не верят в живые дома. – Грустно сказал Баська
- Уйти – ваш единственный выход. – Весомо сказала Иска и добавила мягко:
- Мы будем к вам приходить! И других ребят приведем, вам там не будет скучно. А знаете, как хорошо у озера? Вам понравится.
То ли Иска умела уговаривать, то ли дома и сами поняли, что другого выхода у них нет, но Солнышко уже аккуратно приподнял один свой край и переступил вперед. А за ним и другие дома потихоньку начали двигаться за Тёмом, Баськой и Иской, которые показывали путь. Правда Баська, как обычно, запнулся о корень одного из деревьев, но Тём быстро его поднял, а Иска сноровисто перевязала разбитое колено платком (с Баськой научишься, пожалуй, у него все время какие-то «катастрофии»). Дома терпеливо ждали своих маленьких проводников. Но вот уже снова припустили три загорелые фигурки, а за ними как будто медленно и плавно, а на самом деле ого-го как быстро двигались дома.
Вот наконец, все оказались на месте.
- Ух ты! – запрыгал Гулька.
- Ах! Какая красота! – воскликнул Клеточкин.
Сэр Фиолет и Солнышко ничего не сказали, но было видно, что им тоже понравилось. Да и как могло не понравиться такое место? С одной стороны были высокие стройные певучие сосны, а с другой - гладкое и прозрачное озеро. К озеру потихоньку опускалось солнце. Все засмотрелись на эту картинку. И тут Иска опомнилась:
- Ого! Уже вечер. Нас же мамы потеряют! Уважаемые дома, мы обязательно зайдем к вам еще, но сейчас нам пора бежать.
- Да, конечно, - ласково сказало Солнышко.
- Только перед тем, как уйти, примите нашу благодарность и наши подарки, – добавил сэр Фиолет. – Тём, для тебя у меня есть настоящий морской компас. Ты смелый и отважный, как настоящий капитан, поэтому я хочу подарить его тебе. С ним вы всегда сможете найти к нам дорогу.
- Спасибо, - смутился Тём и подошел к подоконнику фиолетового дома, где виднелся настоящий морской компас.
- А у меня есть подарок для тебя, храбрая девочка. Это старинное зеркальце, чтобы ты всегда могла выглядеть такой же красивой и аккуратной, как сейчас. – на подоконнике Солнышка блеснул его подарок. Иска сделала вежливый книксен и взяла зеркальце.
- А я подарю подарок тебе, Баська. – Без ахов и охов сказал Клеточкин, и оказалось, что он вовсе не такой сумасшедший, как казался, а просто немножко впечатлительный. – На втором этаже моего дома, рядом с открытым окном, из которого мои жильцы ушли гулять по Заоблачью, лежит тетрадка. В ней записаны сказки моего друга сказочника. Но в тетради еще много пустых страниц. Я думаю, ты сумеешь их заполнить.
- Спасибо, - покраснел Баська и побежал наверх за тетрадкой.
Когда он спустился, друзья уже были готовы идти.
- Нам и правда пора. – сказал Тём.
- Но мы вернемся завтра! – добавил Баська.
- Обязательно, – припечатала Иска, которая, как мы уже упоминали, умела быть убедительной.
И друзья побежали домой, ведь их действительно могли потерять мамы. А завтра… Впрочем, это уже совсем другая история.
А в этой осталось только одно короткое слово
КОНЕЦ.

Ежик  (Юлия Назарова)

© Максимовы Иван и Аида 2004 - 2017.

Перепечатка писем из форумов запрещена без указания ссылки на сайт и авторов самих писем. Перепечатка материалов из всех разделов сайта запрещена без письменного согласия Максимовой А.Т. и авторов. Все права защищены. Администрация сайта не несет ответственности за содержание сообщений, публикуемых в форумах, на доске объявлений, в отзывах и комментариях к материалам